Клятва Гиппократа. | Academy of Health Andrea Chirkov

Клятва Гиппократа

 

Клятва Гиппократа.

Если врач совершил ошибку, халатно отнесся к своим служебным обязанностям или нарушил этические нормы в профессиональной деятельности, чаще всего ему припомнят нарушение клятвы Гиппократа. Более того, врача, который занимается откровенной уголовщиной, упрекают несоблюдением все той же клятвы Гиппократа, хотя его действия зачастую подпадают под действие УК. Что же это за клятва такая, о которой почти все слышали, но мало кто задумывался о том, кто и зачем ее вспоминает?

В подавляющем большинстве случаев клятва Гиппократа ассоциируется с беззаветным служением врача людям и его преданностью идеалам гуманизма, бескорыстия и самопожертвованием. Практически все, кто сталкивался в своей жизни с медицинскими работниками, уверены, что врач обязан быть высокопрофессиональным специалистом, добрым и отзывчивым человеком и иметь отвращение к деньгам. В общем, собирательный образ врача в наших к нему требованиях – ангелоподобное существо, питающееся нектаром и готовое «гореть самим, светя другим…». Почему? Так ведь это написано в клятве Гиппократа!

Давайте сначала разберемся с самой клятвой Гиппократа, а после этого решим, зачем и кто пользуется этой клятвой и для чего он это делает. Давайте не будем доверять ссылкам, а прочитаем текст в оригинале:

«Per Apollinem medicum et Aesculapium, Hygiamque et Panaceam juro, deos deasque omnes testes citans, mepte viribus et judicio meo hos jusjurandum et hanc stipulationem plene praestaturum.

Ilium nempe parentum meorum loco habitumm spondeo, qui me artem istam docuit, eique alimenta impertirurum, et quibuscunque opus habuerit, suppeditaturum.

Victus etiam rationem pro virili et ingenio meo aegris salutarem praescripturum a pemiciosa vero et improba eosdem prohibiturum. Nullius praeterea precibus adductus, mortiferum medicamentum cuique propinabo, neque huius rei consilium dabo. Casie et sancte colam et artem meam.

Quaecumque vero in vita hominum sive medicinam factitans, sive non, vel videro, vel audivero, quae in vulgus efferre non decet, ea reticebo non secus atque аanа fidei meae commissa.

Quod si igitur hocce jusjurandum fideliter servem, neque violem, contingat et prospero successu tarn in vita, quam in arte mea fruar et gloriam immortalem gentium consequar. Sine autem id transgrediar et pejerem contraria hisce mihi eveniam».

 перевод с латыни на русский язык:

«Клянусь Аполлоном-врачом, Асклепием, Гигеей и Панацеей и всеми богами и богинями, беря их в свидетели, исполнять честно, соответственно моим силам и моему разумению, следующую присягу и письменное обязательство: почитать научившего меня наравне с моими родителями, делиться с ним своим достатком и в случае надобности помогать ему в нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому.

Я направлю режим больных к их выгоде сообразно с моими силами и моим разумением, воздерживаясь от причинения всякого вреда и несправедливости.

Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла; точно так же не вручу никакой женщине абортивного пессария. Чисто и непорочно буду я проводить свою жизнь и свое искусство.

Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом.

В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами.

Что бы при лечении – а также и без лечения – я ни увидел или ни услышал касательно жизни людской из того, что не следует когда-либо разглашать, я умолчу о том, считая подобные вещи тайной.

Мне, нерушимо выполняющему клятву, да будет дано счастье в жизни и в искусстве и слава у всех людей на вечные времена; преступающему же и дающему ложную клятву да будет обратное этому».

Будучи людьми здравомыслящими и непредвзятыми (а я очень на это надеюсь), давайте все же проанализируем текст клятвы Гиппократа и попробуем ее воспринять с точки зрения существующих реалий.

«Клянусь Аполлоном-врачом, Асклепием, Гигией и Панакеей и всеми богами и богинями…»

Есть Бог единый, творец Мира, а есть Боги(бесы), которые отвечает каждый за свою область ,  то есть  врач  клятвой языческим богам просил покровительства, помощи  у богов отвечающих за область влияния на человека с помощью мед средств, а для христианина это делать грех.

«Почитать научившего меня наравне с моими родителями, делиться с ним своим достатком и в случае надобности помогать ему в нуждах; его потомство считать своими братьями, и это искусство, если они захотят его изучать, преподавать им безвозмездно и без всякого договора; наставления, устные уроки и все остальное в учении сообщать своим сыновьям, сыновьям своего учителя и ученикам, связанным обязательством и клятвой по закону медицинскому, но никому другому».

Врач обязан учить своему искусству детей всех преподавателей медицинского института? Он должен материально поддерживать их, не зависимо от того, кто они и чем занимаются? Врач должен считать своими братьями всю родню преподавательского состава медицинского института, в котором он учился?

«Я не дам никому просимого у меня смертельного средства и не покажу пути для подобного замысла…»

Это – прямой запрет врачу заниматься эвтаназией. Четко и однозначно. Так же использовать для лечения средства, которые  разрущают организм человека.  И вот здесь клятва Гиппократа вступает в прямое противоречие с существующими методами лечения и  законодательством некоторых стран. Эвтаназия законодательно разрешена в Голландии, Бельгии и в одном из штатов США – Орегоне.  А Химия терапия и другие  разрущающие человека способы “лечения” применяются повсеместно.  Антибиотики, вакцинация – это способ введения  чужеродной флоры в организм человека – считается нормой. Т.е. врача, соблюдающего клятву Гиппократа, найти сложно , он по определению не может соблюдать законы и соблюдать верность данной им клятве.

«…точно так же не вручу никакой женщине абортивного пессария».

Просто и ясно: все практикующие гинекологи – клятвопреступники, не соблюдающие клятву Гиппократа. Даже те, кто делает аборты по медицинским и социальным показаниям, как это разрешено в законодательстве большинства стран. Все гинекологи делающие аборты, убивающие не рождённых детей клятвопреступники?

«Я ни в коем случае не буду делать сечения у страдающих каменной болезнью, предоставив это людям, занимающимся этим делом».

Исходя из этого хирурги врачами считаться не могут. Ну, и правильно о них говорят – ремесленники, они только резать и шить умеют…

«В какой бы дом я ни вошел, я войду туда для пользы больного, будучи далек от всего намеренного, неправедного и пагубного, особенно от любовных дел с женщинами и мужчинами, свободными и рабами».

Ну, и напоследок: «Занимаясь лечением пациента, я не буду заниматься гадостями в его доме, в т.ч. и вступать в половые контакты с пациентом и его родственниками». Это правильное требование к современному врачу.

Итак, появилась клятва Гиппократа в V веке до н.э. и написана была на ионийском диалекте древнегреческого языка. И уже с этого времени начинаются нестыковки. Общепринятым является мнение, что текст клятвы был написан самим Гиппократом. Однако многие исследователи утверждают, что текст клятвы появился намного позже после смерти Гиппократа, т.е. уже после 356 (или, по другим данным – 377) года до н.э. Но никто даже не отрицает, что первоначальный текст клятвы неоднократно переписывался и редактировался, причем с существенным изменением смысла клятвы. Приведенный выше вариант клятвы Гиппократа – многократно перекроенный и отредактированный вариант текста, опубликованный в 1848 году в Женеве под названием «Врачебная заповедь».

Вряд ли нам будет доступен первоначальный вариант клятвы Гиппократа, написанный около 2400 лет назад, тем более что из 72 работ, приписываемых Гиппократу, подлинными являются далеко не все (Гален утверждал, что только 11 из них принадлежат Гиппократу, а остальные написаны его сыновьями или учениками).

Так почему же таким огромным спросом в современном обществе пользуется настолько древний текст, что его многократно переписывают, редактируют, дополняют, причем с иногда прямо противоположным изменением смысла написанного?

Клонов клятвы Гиппократа в виде разнообразных вариантов этического и профессионального кодекса врача сейчас существует множество, но все они в просторечье по старой памяти именуются клятвой Гиппократа. В США и Европе сейчас существует «Профессиональный кодекс врача» (принят в 2006 году), в Израиле – «Клятва еврейского врача» (для израильтян неприемлема клятва богам древнегреческого пантеона, идущая вразрез с принципами иудаизма), в Советском Союзе принимали «Присягу советского врача» (утверждена в 1971 году). В середине 90-х годов прошлого столетия эта присяга сменилась на «Клятву российского врача», которая, в свою очередь, была заменена текстом «Клятвы врача», утвержденного Госдумой России в 1999 году.

В 1948 Генеральная Ассамблея Международной медицинской ассоциации приняла декларацию (т.н. Женевскую декларацию), которая, по существу, есть не что иное, как современная редакция клятвы Гиппократа. Позже в 1949 году декларация вошла в Международный кодекс медицинской этики.

Факультетское обещание: «Принимая с глубокой признательностью даруемые мне наукой права врача и постигая всю важность обязанностей, возлагаемых на меня сим званием, я даю обещание в течение всей своей жизни не помрачать чести сословия, в которое ныне вступаю: Помогая страждущим, обещаю свято хранить вверяемые мне семейные тайны и не употреблять во зло оказанного доверия: Обещаю быть справедливым к своим сотоварищам-врачам и не оскорблять их личности, однако же, если бы этого потребовала польза больного, говорить правду без лицемерия. В важных случаях обещаю прибегать к советам врачей, более меня сведущих и опытных; когда же сам буду призван на совещание, обязуюсь по совести отдавать справедливость их заслугам и стараниям».

И текст Женевской декларации: «Я торжественно клянусь посвятить свою жизнь служению человечеству. Я воздам моим учителям должное уважение и благодарность; я достойно и добросовестно буду исполнять свои профессиональные обязанности; здоровье моего пациента будет основной моей заботой; я буду уважать доверенные мне тайны; я всеми средствами, которые в моей власти, буду поддерживать честь и благородные традиции профессии врача; к своим коллегам я буду относиться как к братьям; я не позволю, чтобы религиозные, национальные, расовые, политические или социальные мотивы помешали мне исполнить свой долг по отношению к пациенту; я буду придерживаться глубочайшего уважения к человеческой жизни, начиная с момента зачатия; даже под угрозой я не буду использовать свои знания против законов человечности. Я обещаю это торжественно, добровольно и чистосердечно».

Текст клятвы советского врача:

Опять же – текст Женевской декларации примерно соответствует «Врачебной заповеди» 1848 года, но здесь «ненавязчиво» появляется принцип «…посвятить свою жизнь служению человечеству». А уж в «Присяге врача Советского Союза» совершенно недвусмысленно появляется идеологическая составляющая вроде «… добросовестно трудиться там, где этого требуют интересы общества». Случайно? Нет. Более того – эти принципы не только отсутствуют в более древних (пусть даже многократно исправленных и отредактированных) вариантах текста клятвы Гиппократа.

Как оценивается работа врача, ПРАВИЛЬНО, по  людям, которые стали здоровыми и перестали болеть, если на участке врача нет или мало больных, значит врачь хорошо работает, если больных много,  в стране демографический кризис, то врач плохо работает и такой врач не только не заслуживает нарады, а должен прекратить свою деятельность, так он вредит людям, наружает клятку Гипократу или её варианты.

Гиппократ советует лечить бесплатно: «Если ты поведешь сначала дело о вознаграждении, то, конечно, наведешь больного на мысль, что, если не будет сделано договора, ты оставишь его или будешь небрежно относиться к нему, и не дашь ему в настоящий момент совета. Об установлении вознаграждения не следует заботиться, так как мы считаем, что обращать на это внимание вредно для больного, в особенности при остром заболевании – быстрота болезни, не дающая случая к промедлению, заставляет хорошего врача искать не выгоды, а скорее приобретения славы. Лучше упрекать спасенных, чем наперед обирать находящихся в опасности».