Священники | Academy of Health Andrea Chirkov

Священники

Притч 30 5    Всякое слово Бога чисто; Он — щит уповающим на Него.
6    Не прибавляй к словам Его, чтобы Он не обличил тебя, и ты не оказался лжецом.

«Если увидишь ложь и лицемерие, разоблачай их пред
всеми, хотя бы они были облечены в порфиру и виссон» Митрополит
Анастасий (Грибановский) (Из речи при наречении во епископа
Серпуховского в 1906 г.)

 

на зло с отвращением

Андрей Кураев    Ответственность Патриарха

Уже не раз у «патриархистов»(термин Кирилла Фролова) встречаю перепев песни о том, что «жираф большой, ему видней». 
Мол, Святейшего нельзя критиковать, поскольку он отвечает лишь перед Богом и вообще «не может быть одинаковой меры ответственности для протоиерея и Предстоятеля поместной Церкви».

Это же в какой сказке надо жить, чтобы так говорить?

Как раз ответственность священника очень очевидна. «Дать сигнал» о его неверных действиях могут и прихожане и спонсоры, и светские власти и просто соседний сослужитель. И начальников, реагирующих на эти сигналы, над головой священника весьма немало. И их реакция может привести к тому, что священник ответит своей судьбой и судьбой своей семьи ответит за свои реальные или приписанные ошибки.

А перед кем и как отвечают патриархи? Вот патриарх Алексий получил сигнал о гомосексуализме сахалинского епископа Аркадия Афонина. Перевел его в Томск. Затем снова в Сахалин. И лишь потом отправил настоятелем в Москву. Ответил ли патриарх за эту свою странную «толерантность»?

Патриарх Кирилл первые годы настойчиво ломал сопротивление Академий, требуя их перехода на «болонскую систему». Сейчас мимикрия под западные стандарты уже не в моде.

В Переделкино была резиденция патриархов Алексия 1 и Пимена. Алексий 2 удвоил участок и построил себе новый дом. Патриарху Кириллу эти двух дворцовых зданий мало. Он построил третий дворец, превосходящий в разы все предыдущие вместе взятые. За миллионы церковных денег, потраченных на строительство, роскошную отделку и меблировку этой вовсе не необходимой резиденции, кто и перед кем отвечает? И при этом идет разговор о том, что Переделкино находится слишком далеко, и потому новый дворец надо строить уже где-то в Москве…

«Ответит перед историей»? Наверно. Но почему современность должна быть лишена права на зрение?

И ведь даже если ошибка патриарха вызовет сложности в отношениях с миром спонсоров (государственных или частных) — сам патриарх тяжести последствий никак не ощутит. С должности не снимут. Уровень его личного комфорта не понизится. От кремлевской больницы не отлучат.

царство лжи и зла

Отвечать придется все тем же рядовым священникам. Как они отвечают за это и сейчас. Многие настоятели уже могут рассказать, что их попытки найти маленьких спонсоров для своих небольших приходских проектов натыкаются на жесткий и саркастический отказ: «вы там у патриархии своей денег попросите! Они там и табачком торговали, и гранты из бюджета получали, и банки скупали. У своих и просите!».

Нет никакой ответственности верхов перед теми, кому они якобы служат, а на деле — помыкают. Нет пространства, в котором можно было бы возразить патриарху — и остаться «канонически живым». Литургические позы, предполагающие лишь поклоны и исполнение повеленного, переносятся на всю сложную церковную жизнь.

Ну нельзя бесконечно играть в «дочки-матери», считая всех окружающих за бессмысленных малышей. Уже третье тысячелетие нам идет. Может, пора взрослеть и осваивать иные модели диалога и сотрудничества?

Особенно умиляет, что повелевающий «начальник отцов» носит шапочку младенца Смайлик «smile»

(Авва Дорофей:
«Надеваем мы и куколь, который есть символ смирения. Куколи носят малые и незлобивые младенцы, а человек совершеннолетний куколи не носит: мы же носим оный для того, чтобы младенчествовать злобою, как сказал Апостол: не дети бывайте умы: но злобою младенствуйте (1 Кор. 14, 20). Что же значит младенчествовать злобою? Незлобивый младенец, если будет обесчещен, не гневается, и если почтён будет, не тщеславится. Если кто возьмёт принадлежащее ему, он не печалится: ибо младенчествует злобою и не мстит за оскорбления, и не ищет славы. Куколь есть символ незлобия и младенчества о Христе»).

Священники тоже люди

«То что не замечается у простого человека или прощается , то в поведении священника вызывает бурю ненависти, потому что священник должен быть образцом праведности, примером поведения, при этом люди забывают, что священники не святые, и даже не праведники, а служители святому священно — служители. Конечно в идеальном случае они должны быть праведниками, но они всего лишь люди и сатана их соблазняет и искушает прежде и больше обычных людей и дай Бог всем священнослужителям сил устоять против всяких соблазнов. Люди будьте снисходительны к священникам, вы других не имеете и не заслужили, они вас отображают и дополняют, и самое главное вы их сделали такими, откупаясь от своих грехов деньгами, думая, что священник приняв деньги автоматически разрешает ваши грехи, но это не так! Только покаяние, изменение, прекращение делать грех, останавливает разрушающее действие греха. А осуждение священника — это грех, они сами за свои поступки ответят здесь и сейчас, а вы за свои! Что вам ближе ваша шкура или того священника , которого вы осуждаете,? Думайте о себе, о своих грехах, что бы самим не страдать» Из книги Чиркова А «Неизлечимых болезней нет есть не осознанные не исправленные ошибки»

«Священник несет великую ответственность«.
Преподобный Паисий Святогорец

не каждый священник достойно, в полной мере реализует свои функции, осознаёт свою ответственность перед Богом, перед людьми.

«Священник никогда не может закрыть перед другими дверь своего дома. Священник несет великую ответственность. Кто-то дошел до отчаяния, кто-то болен и нуждается в помощи, кто-то лежит при последнем издыхании… Одних священник должен принять, других посетить сам. Священник не может отказаться. Души людей находятся в опасности, и он должен им помочь. Если он не поможет этим душам и Бог заберет их неподготовленными, то кто понесет за это ответственность? Разве не священник? Будучи монахом, я могу закрыть свою дверь и уйти. Я могу исчезнуть с человеческих глаз и незаметно помогать миру молитвой. Потому что распутывать клубки людских проблем — это не мое дело. Мое дело — творить молитву за мир. Я не стал ни священником, ни духовником именно для того, чтобы помогать людям иначе, по-монашески…
…Пастырям, будь они священники или архиереи, было бы хорошо помнить и о Моисее, о том, как он мучился с двумя миллионами строптивого народа. О том, сколько он с любовью молился о своем народе, о том, сколько горя хлебнул он вместе с народом за долгие годы странствия по пустыне, пока не привел их в Землю Обетованную. Приводя все это себе на память, христианские пастыри будут получать неисчерпаемую силу и никогда не возропщут из-за своих страданий — ничтожных по сравнению с теми страданиями, которые пережил Моисей.»