вред или ПОЛЬЗА медицины, откровения врача, статья Кена Мюррея, | Academy of Health Andrea Chirkov

Польза медицины

Внимание! Материалы сайта не раскрывают полностью смысл “Открытия, изменившего Мир
Мне было откровение :

 

а увидел какую пользу делает медицина
1  Люди которые  отвернулись от Бога, не хотят видеть своих ошибок, исправлять их обращаются к врачам, которые их уничтожают ВЫБОРОЧНО, то есть не нужно делать ПОТОП или СЖИГАТЬ ЦЕЛЫЕ ГОРОДА, подобно Содоме и Гоморе, а выборочно не трогая праедников и каждого в своё время!
2  К врачам обращаются только те кому близка ложь, кто не хочет  нести за себя и своих детей ответсвенности, искать причины появления и развития болезни
3 Медицина хороший инструмент   сокращения численности населения уничтожения в основной массе  лгунов.
4 если бы медицина не убивала бы людей, то было бы перенаселение планеты

5 если бы медицина не убивала бы людей, то я, мои знания был(и) бы не востребован(ы).

Поэтому я ЛЮБЛЮ МЕДИЦИНУ,  Я ЛЮБЛЮ ВРАЧЕЙ! Кто будет уничтожать лгунов, воров, убийц, взяточников и т.д. если не они!

 

В тех странах, где отсутсвует или не развита медицина наблюдается бурная рождаемость, увеличение численности населения. Там где медицина развита,  численность населения контролируется и как правило уменьшается. Вывод: Роль медицины односзначна уменьшение численности населения.

1) Резюме политики Подразделения ООН по вопросам народонаселения, март 2009 г…
«Что бы предпринять, чтобы ускорить сокращение рождаемости в наименее развитых странах?»

 

2) Билл Гейтс, основатель «Майкрософт»…
«В мире сегодня 6,8 миллиарда человек. Численность населения стремительно приближается к 9 миллиардам. Если мы сейчас действительно хорошо поработаем над новыми вакцинами, медико-санитарной помощью, помощью в области репродуктивного здоровья, возможно, мы сможем понизить его процентов на 10 – 15».

 

3) Джон Пи. Холдрен (John P. Holdren) советник по науке президента США Барака Обамы
«Было бы легче осуществить программу по стерилизации женщин после рождения ими второго или третьего ребёнка, несмотря на относительно большую сложность операции по сравнению с вазэктомией, чем пытаться стерилизовать мужчин.

Разработка капсулы продолжительной стерилизации, которую можно было бы вшить под кожу и удалить, когда беременность желательна, открывает дополнительные возможности для принудительного регулирования рождаемости. Капсулу вшивали бы в период половой зрелости и изымали бы по официальному разрешению для ограниченного числа рождений детей».

 

4) Пол Эрлих (Paul Ehrlich), советник по науке экс-президента США Джорджа У. Буша
«Каждый человек, который сейчас появляется на свет, вносит диспропорцию в окружающую среду и системы жизнеобеспечения планеты».

5) Судья Верховного суда США Рут Бейдер Гинзбург (Ruth Bader Ginsburg)….
«Откровенно, я думала, что, когда принималось решение по делу Рау (Roe), была озабоченность ростом численности населения, и, в частности, ростом в той его части, в которой мы хотим меньше всего».

 

6) Доклад Фонда населения ООН «Перед лицом меняющегося мира: женщины, население и климат» (”Facing a Changing World: Women, Population and Climate”)….

«Ни один человек не является по-настоящему «нейтральным к углероду», особенно, когда все парниковые газы приведены в равновесие».

 

7) Дэвид Рокфеллер
«Негативное влияние роста численности населения на все наши планетарные экосистемы становится ужасающе очевидным».

 

8) Жак Кусто (Jacques Cousteau)…
«Для того, чтобы стабилизировать численность мирового населения, мы должны ежедневно уничтожать 350 тысяч человек».

 

9) Основатель информационного агентства «Си-Эн-Эн» Тед Тёрнер (он же член т.н. «Good club», куда, помимо него, входят Билл Гейтс, Уоррен Баффет, Дэвид Рокфеллер, Джордж Сорос, Майкл Блумберг и Опра Уинфри. И, похоже, если Штаты решат выйти из кризиса через войну – у них будет отличное оправдание – прим.м09)
«Всё население 250 – 300 млн. человек, сократить 95 % от нынешнего уровня – было бы идеально».

 

10) Дэйв Форман (Dave Foreman), соучредитель организации «Земля прежде всего!»
«Мои три главные цели были бы: сократить человеческую популяцию до 100 миллионов во всём мире, разрушить промышленную инфраструктуру и увидеть пустыню с её полным набором видов, возвращающихся по всему миру».

 

11) Принц Филипп, герцог Эдинбургский
«Если бы я перевоплотился, то хотел бы вернуться на землю вирусом-убийцей, чтобы уменьшить человеческие популяции».

 

12) Дэвид Брауэр (David Brower), первый исполнительный директор природоохранной общественной организации «Клуб «Сьерра»» (Sierra Club)…
«Деторождение [должно быть] наказуемым преступлением против общества, если родители не имеют лицензии правительства… Всех потенциальных родителей [обязали бы] использовать контрацептивные химические препараты, правительство выдаёт противоядия гражданам, выбранным для рождения ребёнка».

 

13) Основатель Американской федерации планирования семьи Маргарет Сэнджер (Margaret Sanger)…
«Высшее проявление милосердия, которое семья может оказать одному из своих малолетних детей – это убить его».

 

14) Основатель Американской федерации планирования семьи Маргарет Сэнджер (Margaret Sanger). «Женщина, мораль и регулирование рождаемости» (Woman, Morality, and Birth Control). Нью-Йорк. Изд. «Нью-Йорк», 1922 г. Страница 12…

«Регулирование рождаемости должно привести в итоге к более чистой расе».

 

15) Философ из Принстонского университета Питер Сингер (Peter Singer)…
«Так почему бы нам не стать последним поколением на планете? Если бы мы все согласились на свою стерилизацию, тогда не потребовалось бы никаких жертвоприношений – мы могли бы праздновать наш путь в исчезновение!».

 

16) Томас Фергюсон, бывший чиновник госдепартамента США по делам населения:

«Есть только одна тема всей нашей работы – мы должны сократить численность населения. Либо правительства сделают это по-нашему, посредством хороших, чистых методов, либо они получат неприятности на подобие тех, что мы имеем в Сальвадоре, или в Иране, или в Бейруте. Население – политическая проблема. Раз население вышло из-под контроля, оно требует авторитарного правительства, даже фашизма, чтобы сократить его…»

 

17) Др. Сэм Кин на круглом столе Михаила Горбачёва, Сан Франциско, 1996…

«Мы должны говорить более открыто о половой жизни, контрацепции, об абортах, о важности регулирования рождаемости, потому что экологический кризис – это, короче говоря, демографический кризис. Сократите население на 90 % – и просто будет недостаточно людей, чтобы вызвать экологическую катастрофу».

 

18) Джон Гвиллебод (John Guillebaud), профессор в области планирования семьи в университетском колледже Лондона
«В планетарном масштабе эффект от того, что в семьях будет на одного ребёнка меньше, гораздо больший, чем от всех прочих мер, например, от выключения света. Ещё один ребёнок – эквивалент большого количества перелётов по планете».

 

19) Преподаватель биологии в Техасском университете в Остине Эрик Ар. Пианка (Eric R. Pianka)….
«Эта планета могла бы содержать полмиллиарда людей, которые жили бы в относительном комфорте, не нанося вреда природе. Народонаселение должно быть сильно уменьшено и как можно быстрее, чтобы уменьшить ущерб окружающей среде».

 

20) Глава Государственного департамента США Хиллари Клинтон
«В этом году США возобновили финансирование репродуктивного здравоохранения через Фонд Населения ООН, и ожидается ещё больше капиталовложений. Недавно Конгресс США выделил более 648 млн. долл. иностранной помощи программам планирования семьи и репродуктивного здоровья во всём мире. Должна добавить, что это крупнейшее выделение денежных средств более чем за десять лет – с тех пор, как мы имели президента-демократа».

 

21) Нина Фёдорофф, советник Хиллари Клинтон…
«Нам нужно продолжать понижать темп роста численности населения мира; планета не сможет содержать больше людей».

 

22) Первая из «новых 10 заповедей» на Джорджийских скрижалях (англ. Georgia Guidestones, также иногда именуются «Американский Стоунхендж» — крупный гранитный монумент в округе Элберт в штате Джорджия, США. Памятник содержит длинную надпись на восьми современных языках, а на вершине памятника имеется более краткая надпись на 4 древних языках. В июне 1979 года неизвестное лицо, скрывшееся под псевдонимом Р. С. Крисчен (R. C. Christian), заказало сооружение монумента компании «Elberton Granite Finishing Company») …

«Пусть земное население никогда не превышает 500.000.000, пребывая в постоянном равновесии с природой».

 

академик Борис Болотов: “Жить можно неограниченно долго, но только без врачей, среди них такое невежество, такое ощущение, что это не помощники здоровья, а выжимальщики денег, коммерсанты. Их знания никому не надо.”


 

ЭТА СТАТЬЯ ДЛЯ ИНФОРМАЦИИ И НИКАК НЕ СВЯЗАНА С ТРУДАМИ ЧИРКОВА АНДРЕЯ.

Доктор медицины из Южной Калифорнии рассказал, почему многие врачи носят кулоны с надписью “Не откачивать”, чтобы им не делали непрямой массаж сердца в случае клинической смерти. А также — почему они предпочитают умирать от рака дома.

Почему многие врачи носят кулоны с надписью “Не откачивать” #1

это статья Кена Мюррея, доктора медицины, клинического доцента семейной медицины в университете Южной Калифорнии, который приоткрывает некоторые врачебные тайны:

— Много лет назад, Чарли, уважаемый врач-ортопед и мой наставник, обнаружил у себя в животе какой-то комок. Ему сделали диагностическую операцию. Диагноз — рак поджелудочной железы. Операцию делал один из лучших хирургов страны. Он даже разработал операцию, которая утраивала вероятность прожить пять лет после постановки диагноза именно этого вида рака с 5 до 15 %, хотя качество жизни при этом было бы очень низким. Чарли был совершенно не заинтересован в операции. Он выписался из больницы на следующий день, закрыл свою врачебную практику и больше ни разу не ступил ногой в больницу. Вместо этого он посвятил все свое оставшееся время семье. Его самочувствие было хорошим, насколько это возможно при диагнозе рак. Спустя несколько месяцев он умер дома. Чарли не лечился химиотерапией, не облучался радиацией и не делал операций. Государственная страховка для пенсионеров Медикер почти что ничего не потратила на его содержание и лечение.

Эту тему редко обсуждают, но врачи тоже умирают. И они умирают не так, как другие люди. Поразительно не то, как много врачи лечатся перед смертью по сравнению с другими американцами, а то, насколько редко они обращаются к врачам, когда дело близится к концу. Врачи борются со смертью, когда дело идет об их пациентах, при этом у них самих очень спокойное отношение к собственной смерти. Они точно знают что произойдет. Они знают какие варианты у них есть. Они могут себе позволить любой вид лечения. Но они уходят тихо.

Естественно, врачи не хотят умирать. Они хотят жить. В то же время, они знают достаточно о современной медицине, чтобы понимать границы возможностей науки. Они так же знают достаточно о смерти, чтобы понимать чего больше всего боятся все люди — смерть в мучениях и смерть в одиночестве. Они говорят об этом со своими семьями. Врачи хотят быть уверены, что когда придет их час, никто не будет героически спасать их от смерти, ломая ребра в попытки оживить их непрямым массажем сердца (а это именно то, что происходит, когда это делают правильно).

Практически все медработники хотя бы раз были свидетелями “тщетного лечения”, когда не было никакой вероятности, что смертельно больному пациенту станет лучше от лечения самыми последними достижениями медицины. Пациенту вспорют живот, навтыкают в него трубок, подключат к аппаратам и отравят лекарствами. Именно то происходит в реанимации и стоит десятки тысяч долларов в сутки. За эти деньги люди покупают страдания, которые мы не причиним даже террористам. Я сбился со счета сколько раз мои коллеги говорили мне примерно следующее: “Пообещай мне, что если ты увидишь меня в таком состоянии, ты меня убьешь”. Они говорят это на полном серьезе. Некоторые медики носят кулоны с надписью “Не откачивать”, чтобы врачи не делали им непрямой массаж сердца. Я даже видел одного человека, который сделал себе такую татуировку.

Лечить людей, причиняя им страдания, мучительно. Врачей обучают собирать информацию не показывая свои чувства, но между собой они говорят то, что переживают. “Как люди могут так истязать своих родных?”, — вопрос, который преследует многих врачей. Я подозреваю, что вынужденное причинение страданий пациентам по желанию семей — одна из причин высокого процента алкоголизма и депрессии среди медработников по сравнению с другими профессиями. Для меня лично это была одна из причин, по которой последние десять лет я не практикую в стационаре.

Что случилось? Почему врачи прописывают лечение, которое они бы никогда не прописали сами себе? Ответ, простой или не очень — пациенты, врачи и система медицины в целом.

Чтобы лучше представить какую роль играют сами пациенты, представьте себе следующую ситуацию. Человек потерял сознание, и его привезли по скорой в больницу. Никто не предвидел такого сценария, поэтому заранее не было оговорено что делать в таком случае. Это очень распространенная ситуацию. Родственники напуганы, потрясены и путаются в бесчисленном числе разнообразных вариантов лечения. Голова идет кругом. Когда врачи спрашивают “Хотите ли вы, чтобы мы “сделали все”?”, — родные говорят “да”. И начинается ад. Иногда семья на самом деле хочет “сделать все!, но чаще всего они просто хотят, чтобы было сделано все в разумных пределах. Проблема заключается в том, что обыватели часто не знают что разумно, а что нет. Запутавшиеся и скорбящие они могут и не спросить или не услышать, что говорит врач. А врачи, которым было велено “сделать все”, будут делать все, разумно это или нет.

Такие ситуации случаются сплошь и рядом. Ситуация еще больше усугубляется тем, что у людей есть нереалистичные ожидания о том, что могут сделать врачи. Многие думают, что искусственный массаж сердца — надежный способ реанимации, хотя большинство людей все равно умирают или же выживают глубокими инвалидами. Я принял сотни пациентов, которых привозили ко мне в больницу после реанимации искусственным массажем сердца. Лишь один из них, здоровый мужчина со здоровым сердцем, вышел из больницы своими ногами. Если пациент серьезно болен, стар, у него смертельная болезнь, вероятности хорошего исхода реанимации почти что не существует, при этом вероятность страданий почти что 100%. Нехватка знаний и нереалистичные ожидания приводят к плохим решениям о лечении.

Конечно же, не только пациенты виноваты в сложившейся ситуации. Врачи делают бесполезное лечение возможным. Проблема заключается в том, что даже врачи, которые ненавидят тщетное лечение, вынуждены удовлетворять желания пациентов и их родственников. Представьте снова травмапункт в больнице. Родственники рыдают и бьются в истерике. Они впервые видят врача. Для них он полный незнакомец. В таких условиях крайне сложно наладить доверительные отношения между врачом и родными пациента. Люди склонны заподозрить врача в нежелании возиться со сложным случаем, экономии денег или своего времени, особенно, если врач не советует продолжать реанимацию.

Не все врачи умеют разговаривать с пациентами на доступном и понятном языке. У кого-то это получается лучше, у кого-то хуже. Некоторые врачи более категоричны. Но все врачи сталкиваются с похожими проблемами. Когда мне нужно было объяснять родственникам больного о различных вариантах лечения перед смертью, я как можно раньше рассказывал им только о тех возможностях, которые были разумны в данных обстоятельствах. Если родные предлагали нереалистичные варианты, я простым языком доносил до них все отрицательные последствия такого лечения. Если семья все же настаивала на лечении, которое я считал бессмысленным и вредным, я предлагал перевести их в ведение другого врача или больницы.

Нужно ли мне было быть более настойчивым, убеждая родственников не лечить смертельного больных пациентов? Некоторые из случаев, когда я отказался лечить пациента и передал их другим врачам, до сих пор преследуют меня. Одна из моих любимых пациенток была юристом из знаменитого политического клана. У нее была тяжелая форма диабета и ужасное кровообращение. У нее на ноге появилась болезненная рана. Я пытался сделать все, чтобы избежать госпитализации и операции, понимая насколько опасны больницы и хирургическое вмешательство для такой пациентки. Она все же пошла к другому врачу, которого я не знал. Тот врач почти что не знал историю болезни этой женщины, поэтому он решил прооперировать ее — шунтировать тробмозные сосуды на обеих ногах. Операция не помогла восстановить кровоток, а послеоперационные раны не заживали. На ступнях пошла гангрена, и женщине ампутировали обе ноги. Две неделе спустя она умерла в знаменитой больнице, где ее полечили.

Было бы слишком легко указать пальцем на пациентов и врачей, когда часто и врачи, и пациенты становятся жертвами системы, которая поощряет чрезмерное лечение. В некоторых печальных случаях врачи просто получают плату за каждую процедуру, которую они делают, поэтому они делают все, что можно, невзирая на то поможет это пациенту или навредит, просто с целью заработать побольше. Намного чаще все же, врачи боятся, что семья пациента будет их судить, поэтому они делают все, что просит семья, не выражая своего мнения родным пациента, чтобы не было никаких проблем.

Даже если человек заранее подготовился и подписал нужные бумаги, где высказал свои предпочтения о лечении перед смертью, система все равно может сожрать пациента. Одного из моих пациентов звали Джек. Джеку было 78 лет, он болел в течение многих лет и пережил 15 серьезных операций. После всех перепетий Джек совершенно уверенно предупредил меня, что никогда ни при каких обстоятельствах он не хочет оказаться на аппаратах искусственного дыхания. И вот, однажды в субботу, у Джека случился инсульт. Его доставили в больницу в бессознательном состоянии. Жены Джека не было с ним. Врачи сделали все возможное, чтобы его откачать, и перевели в реанимацию, где подключили к аппарату искусственного дыхания. Джек боялся этого больше всего в жизни! Когда я добрался до больницы, я обсудил пожелания Джека с персоналом и его женой. На основании моих документов, составленных с участием Джека, я смог отключить его от аппаратуры, поддерживающей жизнь. Потом я просто сел и сидел с ним. Через два часа он умер.

Несмотря на то, что Джек составил все нужные документы, он все равно умер не так, как хотел. Система вмешалась. Более того, как я узнал позже, одна из медсестер накляузничала на меня за то, что я отключил Джека от аппаратов, а значит совершил убийство. Т.к. Джек заранее прописал все свои пожелания, мне ничего не было. Но все же угроза полицейского расследования вселяет ужас в любого врача. Мне было бы легче оставить Джека в больнице на аппаратуре, что было явно против его желания, продлевая его жизнь и страдания еще на несколько недель. Я бы даже заработал побольше деньжат, а страховая компания Медикер получила бы счет на дополнительные $500,000. Неудивительно, что врачи склонны перелечивать.

Но себя врачи все же не перелечивают. Они ежедневно видят последствия чрезмерного лечения. Почти что каждый человек может найти способ мирно умереть дома. У нас есть множество возможностей облегчить боль. Хосписный уход помогает смертельно больным людям провести последние дни жизни комфортно и достойно, вместо того, чтобы страдать от напрасного лечения. Поразительно, что люди, за которыми ухаживает хоспис, живут дольше, чем люди с такими же болезнями, которых лечат в больнице. Я был приятно поражен, когда услышал по радио, что известный журналист Том Викер “умер мирно дома в окружении семьи”. Такие случаи, слава богу, встречаются все чаще.

Несколько лет назад у моего старшего двоюродного брата Торча (torch — фонарь, горелка; Торч родился дома при свете горелки) случилась судорога. Как оказалось впоследствии, у него был рак легких с метастазами в мозг. Я договорился с разными врачами, и мы узнали, что при агрессивном лечении его состояния, что означает три-пять визитов в больницу для химиотерапии, он проживет около четырех месяцев. Торч решил не лечиться, переехал жить ко мне и только принимал таблетки от набухания мозга.

Следующие восемь месяцев мы жили в свое удовольствие, прямо как в детстве. Впервые в жизни съездили в Диснейленд. Сидели дома, смотрели спортивные передачи и ели то, что я готовил. Торч даже поправился на домашних харчах, а не больничной еде. Его не мучали боли, а расположение духа было боевым. Однажды он не проснулся. Три дня он спал как в коме, а потом умер. Стоимость медицинского ухода в течение восьми месяцев — около 20 долларов. Стоимость таблеток, которые он принимал.

Торч не был врачом, но он знал, что хотел жить, а не существовать. Не все ли мы хотим этого же? Если и существует супер-пупер уход за умирающими, то это достойная смерть. Что касается меня лично, то мой врач оповещен о моих пожеланиях. Никакого героизма. Я тихо уйду в ночь. Как мой наставник Чарли. Как мой двоюродный брат Торч. Как мои коллеги врачи.